Чтобы стать миллиардером, нужна прежде всего удача, значительная доза знаний, огромная работоспособность, но самое главное – вы должны иметь менталитет миллиардера. Менталитет миллиардера – это такое состояние ума, при котором вы сосредотачиваете все свои знания, все свои умения, все свои навыки на достижении поставленной цели.  Пол Гетти

Почему утечка генетических данных хуже утечки финансовой информации

Опубликовано: 25.10.2018

видео Почему утечка генетических данных хуже утечки финансовой информации

Metal Gear Solid: The Twin Snakes - The Movie (No HUD) (русские субтитры, english subs)

В начале июня 2018 года службы израильской компании Wakoopa, которая занимается тестированием ДНК, обнаружили, что хакеры взломали 92 млн учетных записей компании.


Дэвид Уилкок: Важный момент в разрушении Глубокого Государства – всё происходит сейчас Ч.1

Несмотря на то, что хакеры получили доступ лишь к зашифрованным электронным письмам и паролям и так и не достигли фактических генетических данных, нет никаких сомнений в том, что такой тип взлома станет более распространенным, поскольку генетические тестирования приобретают популярность. Почему хакеры заинтересованы в получении информации о ДНК? Какие последствия взлома подобной информации? Ответы – в адаптированном переводе материала с ресурса The Verge.


215th Knowledge Seekers Workshop - Mar 15, 2018

Не деньгами едиными

Одной из простых причин заинтересованности хакеров во взломе информации о генетике человек есть потенциальное желание вернуть эти самые данные ДНК за выкуп или продать их, — говорит Джованни Вигна (Giovanni Vigna), профессор информатики Калифорнийского университета в Санта-Барбаре (США) и соучредитель компании по вопросам кибербезопасности Lastline. Хакеры могут угрожать аннулировать доступ к информации или разместить конфиденциальную информацию в интернете, если им не заплатят. Одна из больниц штата Индиана как-то выплатила хакерам $55 000 именно по этой причине. Но существуют и другие мотивы повышенной заинтересованности в генетических данных.

«Эти данные могут быть проданы тайно, например, страховым компаниям, – добавляет Вигна. – Можете себе представить последствия таких действий: человек подает заявку на получение долгосрочного кредита и получает отказ, поскольку где-то в глубине корпоративной системы содержатся данные о том, что существует большая вероятность развития у человека болезни Альцгеймера и смерти до погашения займа».

Компания Wakoopa не предлагает медицинских тестов, но есть много других, например, американские 23andMe или Helix, которые предоставляют именно такие услуги. Также существует множество групп лиц, заинтересованных в ДНК:

исследователи стремятся получить генетические данные для научных работ, страховые компании хотят владеть генетическими данными для расчета стоимости медицинского страхования и страхования жизни, а полиция требует генетических данных для отслеживания преступников.

Уже сегодня не хватает надежной защиты, когда речь идет о генетической конфиденциальности, и, таким образом, нарушение безопасности генетических данных может стать кошмаром. «Если существуют данные, существует способ их эксплуатации», – утверждает Натали Рам (Natalie Ram), профессор права, специализирующийся на вопросах биоэтики в Университете Балтимора, США.

Неизменная идентификация

Сайты, предлагающие генетические тесты, являются настоящими сокровищницами конфиденциальной информации. Некоторые из этих ресурсов предлагают пользователям возможность скачать копию своего полного генетического кода, другие – нет, но полный генетический код – далеко не самая ценная информация. Как отмечает Рам, мы не можем читать генетический код подобно книги и понимать его. Зато хакеров интересуют страницы с растолкованной информацией о здоровье человека. Эти данные могут быть ценными для страховых компаний, работников различных служб и полиции. Если подобные данные публикуются в интернете, они могут быть использованы для генетической дискриминации людей, например, для отказа в ипотечных кредитах или увеличения страховых расходов (факт того, что генетическую информацию трудно интерпретировать, а много людей вообще не понимают вероятностей, не становится помехой). В будущем, если генетические данные станут распространенными, люди смогут платить определенную сумму и получать доступ к генетических данных других лиц, подобно тому, как сегодня можно разыскать криминальную историю лица.

Конечно, полиция и компании не стремятся активно работать с хакерами, впрочем, часто источник поступления данных может быть непонятным, и всегда будет существовать «черный рынок», где можно купить или продать информацию, либо использовать ее для шантажа.

«Я не могу представить, что, как только эта информация будет сломана и размещена в интернете, она будет иметь лучшую степень защиты, – переживает Рам. – Не думаю, что мы можем сказать, что только потому, что определенные данные появились в результате взлома, никто и никогда не будет пользоваться ими. Это нереалистично».

Существует и другая проблема: результаты генетических тестов часто недостоверны. Результаты тестирований по состоянию здоровья могут содержать ложные положительные результаты, и даже тесты на родословную могут быть очень неточными. Например, некоторые из тестов, используемых компанией 23andMe, были утверждены Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США, другие – нет. Итак, когда человек, например, получает кредитный отчет, он может легко обжаловать его, но почти никто не имеет генетической грамотности, чтобы найти информацию, понять ее и исправить. В мире хватает генетических консультантов, а недавнее исследование показало, что некоторые врачи не чувствуют себя комфортно, интерпретируя результаты.

Как доказала хакерская атака на компанию Equifax в прошлом году, когда были получены номера социального страхования половины населения США, не хватает законодательной базы для регулирования того, что происходит с данными после взлома.

В конце концов, утечка генетических данных значительно серьезнее, чем утечка финансовой информации. Генетическая информация – неизменна. Вигна отмечает, что можно менять номера кредитных карточек или даже адреса, но генетическую информацию изменить нельзя. И генетическая информация часто распространяется самопроизвольно. «Даже если человек не пользовался услугами компании 23andMe, у нее могут быть двоюродные братья или сестры, которые пользовались этими услугами, поэтому и такое лицо становится генетически доступным для поиска», – объясняет Рам.

Рам считает необходимым рассмотреть вопрос о том, имеют ли компании из генетических тестирований больше этических обязательств перед своими клиентами, и серьезно отнестись к предупреждению нарушений и борьбы с ними. К примеру, в США конфиденциальность медицинских данных охватывается Законом о передаче данных и учет в системе медицинского страхования, но сейчас действие этого закона не распространяется на результаты генетического тестирования. «Мы доверяем потребительским компаниям, которые обещают помочь нам понять, кем мы являемся генетически, – говорит Рам. – Однако возникает много вопросов, что именно они нам сообщат, и еще больше вопросов относительно оговорок и защиты пользователей».

 

Календарь

Реклама

Цитата дня

Я никогда ничего не покупаю, если не могу на одной бумаге описать мои объяснения и причины. Я могу ошибаться, но я буду знать ответ этому. «Я плачу 32 миллиарда долларов за компанию Coca-Cola, потому что…» И если вы не можете ответить на этот вопрос, вам не стоит покупать эти акции. Но если вы ответите на этот вопрос и сделаете это несколько раз, вы заработаете много денег.   Уоррен Баффетт
rss